Александр Табарчук: «Спорт – это очень опасная и рискованная профессия»

2nd August 2017

Эксклюзив «СпортУрала»

Наш земляк Александр Дмитриевич Табарчук не понаслышке знает, что такое спорт высших достижений. Он сам с ранних лет играл в хоккей, является кандидатом в мастера спорта по фехтованию. Имеет спортивные разряды по парашютному спорту и альпинизму. На протяжении многих лет занимался боксом, а потом и вовсе возглавил областную федерацию бокса. Врач, специалист по спортивной медицине, кандидат медицинских наук, доцент. В свое время заведовал кафедрой медико-биологических дисциплин Алжирского института наук и технологии спорта, параллельно работая врачом национальной сборной Алжира по футболу. В 1999 стал лучшим спортивным врачом России. Работал врачом-консультантом хоккейного клуба «Трактор», и это лишь часть его заслуг. Кому, если не этому человеку спортсмен может доверить свое здоровье?

– Александр Дмитриевич, расскажите, как вы попали в медицину?

– В медицину я попал благодаря несчастью. Дело в том, что мой покойный отец был летчиком-ассом, войну закончил в звании майора, потом дослужился до полковника. Во время войны он перегонял самолеты из Америки, причем очень часто без всякой подготовки на этом самолете. В мирное время существовало правило: если летчик переходит на новый тип самолета, то им отводился целый год на освоение этого самолета. А тут они буквально прилетали на пассажирском самолете на аэродром, их сажали на американские, причем надписи на приборах тоже все американские, совершенно незнакомая приборная доска, правда, им делали надписи на русском языке. А на освоение давали 2-3 дня. Значит, сидит он первый день только с приборами, добавляет газу, убавляет газу, но самолет в неподвижном положении, на второй день уже начинает по аэродрому ездить-ездить, но, тоже не отрываясь от земли. А на третий день мой отец взлетал и за ним его весь полк, это порядка 30 с небольшим самолетов. Огромное количество аварий было, особенно над нашей территорией. Когда начинались Саянские горы, они высотой до 5000 тысяч метров, а летчики еще на километр над ними. Там очень низкая температура, а зимой особенно, иногда аварии происходили из-за того, что масло замерзало, это особенно поначалу было, иногда из-за турбулентности. Я мечтал быть летчиком, конечно же, но в детстве переболел, то ли корью, то ли скарлатиной и в школе стали понимать, что у меня исказилось зрение и нужно носить очки. Поэтому меня в армию никто бы и не взял. Родители постепенно направили меня в медицину. Поэтому класса с восьмого я уже четко знал, что буду врачом.

Табарчук 4

Турбулентность и астения

– Я сам в турбулентность попадал дважды. Первый раз, когда с футбольной сборной Алжира на Кубке африканских наций мы заняли третье место и летели обратно. Мне тогда оставался последний месяц отработать. Помню, что подумал: «Ну вот, пять лет отработал и тут такое». Но к счастью летчики справились с управлением и мы долетели. А до этого был случай, тоже летели со сборной Алжира из Кот-д’Ивуара на большом американском самолете, человек на 400 и как начало кидать, я хорошо знаю, что это такое.

Однажды ко мне обратился Анвар Гатиятулин (в настоящий момент главный тренер ХК «Трактор»), тогда он работал с молодежной командой и вот он позвонил и говорит, что один хоккеист, игрок молодежной сборной России прилетел с какого-то турнира и в общем, никакой, ничего не может. Ни пасс отдать, ни шайбу забросить, ни вообще в створ попасть. Как будто разучился играть и ничего с ним сделать не может, а симптомы кое-какие есть. Анвар вспомнил, что я ему однажды рассказывал про эти симптомы.

Парнишка уже три недели провел в больнице, но улучшений не было, он уже было решил карьеру завершить, а ему всего 17 лет! Вот он пришел ко мне и, что оказалось… Он летел со сборной на самолете, и они попали в турбулентность, кидало страшно! Я говорит, тоже напугался, но не как-то уж панически. Из Москвы в Челябинск и вовсе хорошо долетел, а вот когда дома зашел в лифт у него начался приступ страха смерти и отдышка страшная. Я все расспросил о симптомах, кое-какие исследования провел, тесты и сказал: «Тут рядом есть аптека, иди туда, купи вот такое то лекарство. Попроси у аптекарши водички, сразу выпей две таблетки и мне оттуда позвони».

У этих людей еще безволие очень сильное, этот симптом называется абулия – отсутствие воли. Что-то нужно делать, а он не может себя заставить, тянет до последнего момента. У этого заболевания есть несколько названий – вегетативная дисфункция, то есть нарушение функций вегетативной нервной системы, которая руководит нашими внутренними органами. Но конкретно врачи часто называют это заболевание – астения, потому что основной симптом – бессилие, слабость.

Все это у него оказалось, а еще я сказал, позвони мне в понедельник не раньше восьми, а на второй день как раз масса симптомов проходит. И он позвонил ровно в восемь восторженный весь, что все хорошо, отступила болезнь, в кино сходил, и даже сразу уснул, а проснулся как раз, чтобы готовиться к тренировке. Там уже надел коньки, взял клюшку и все получается, мгновенно. И вот с ним это произошло в самолете. У меня еще один такой случай был, тоже с бывшим игроком Трактора. Потому что у хоккеистов профессионалов условия для переутомления самые шикарные.

imgs207232

Нагрузки и самоубийства в спорте

В тяжелых стадиях астении спортсмены вообще начинают задуматься о самоубийстве. Есть астения еще и посттравматическая.

Вот была такая дзюдоистка Елена Иващенко, четырехкратная чемпионка Европы в тяжелом весе. Ее преследовали травмы, и она года два даже не приглашалась в сборную, а потом выбросилась из окна.

Вот я это, также как вам, рассказываю студентам-хоккеистам на занятиях. Травма – это всегда и мощный психологический стресс, но плюс трупный яд поступает в кровь, доходит до сердца и нарушает его работу. Идет отравление и сосудов головного мозга, вот тебе и астения, вот мысль о самоубийстве. И один из хоккеистов поднимает руку и говорит, что у меня был перелом и были мысли о самоубийстве, я только стеснялся кому-либо об этом говорить. Люди могут многое рассказать, но они всегда скрывают какие-то психический расстройства, потому что у нас удивительный народ, у нас же психиатрические больницы называются «дурка», «дурдом», а над заболевшими смеются, поэтому люди и скрывают.

– А как можно эффективно бороться с этими ядами?

– Чеснок очень хорошо помогает, я давно ребятам говорю: «Один зубчик перед сном порежь и, не разжевывая, проглоти». Гормона селена много в гречке, в зеленом чае, и еще куче продуктов. Много полезных веществ в кальмарах, шоколаде. Поэтому идет очищение организма, ты мало спал, но ты кушал кальмары. Поэтому все эти факторы особенно необходимы спортсмену.

Эти все яды очень хорошо разрушаются, если ложиться спать в 21:00 и тогда к 23:00 уже будет в три раза с половиной больше этого гормона и два часа держится на максимуме, а потом идет вниз, но все же высокий уровень остается. Но в 21:00 никак не уложить современного спортсмена. Если в 19:00 начинается игра, то в лучшем случае в 21:00 закончат, потом в душ, покушать и добраться до дома. Да плюс постигровое возбуждение, все это мешает. Недовосстановление, значит организм не очищается от ядов полностью, так все накапливается и постепенно они начинают от этого дела уставать. Это все вред здоровью и риск сердечно сосудистых заболеваний.

К тому же, важная обязанность врача заниматься профилактикой. А как это делать? Беседовать! Причем не всю команду собирать, нужно просто заходить в комнаты с одним, с двумя поговорить. Они же друг другу все рассказывают, наблюдают. Один заиграет, и другие поймут, что нужно делать, как питаться и сколько спать.

8916651

Уровень смертности

– Обычный человек в сутки в среднем тратит энергии 2000 калорий, лет 20-30 назад спортсмены тратили в два раза больше энергии. А сейчас 10-12 тысяч, и смертность самая высокая в игровых видах спорта. Американцы установили, что самая высокая смертность у баскетболистов, у игроков в американский футбол и хоккеистов. Позже в Европе появились данные, что

футболисты, играющие в европейский футбол, тоже имеют такую высокую смертность. В настоящее время на 140 процентов смертность выше, чем в популяции. Немцы опубликовали в 2006 году исследование, в котором изучали смертность в сравнении с предыдущим десятилетием и обнаружили, что 1, 5 раза выше стала, и это только за десять лет!

В немецком футбольном клубе «Бавария» 25 футболистов и в хоккейных командах тоже примерно 25 спортсменов, так вот в ХК «Трактор» работает два врача и три массажиста, а раньше было и того меньше. В настоящее время картина резко изменилась, в Баварии 11 человек, из них 4-5 массажистов, а остальные врачи, трое из которых занимаются только восстановлением и свой врач диетолог.

За границей провели исследование о смертности спортсменов профессионалов, изучили сердечно-сосудистую заболеваемость и связанные с этой заболеваемостью смерти спортсменов и обнаружили, что в возрасте от 20 до 64 лет американские спортсмены имеют сердечную смерть на 3-11 процентов выше, чем все остальное население планеты – пьющее, курящее и не занимающееся спортом. Аналогичные данные получил и чешские врачи. Но это середина 50-х годов. Люди тогда тренировались по одному разу 3 дня в неделю.

Сейчас на миллион занимающихся спортом за год умирает 1-3 человека, не много, казалось бы, но если взять абсолютные цифры, то за год только футболистов умирает 400 человек.

Первый всплеск смертности у спортсменов юных от 14 до 18 лет. Несколько лет назад умер молодой хоккеист Алексей Черепанов, ему было 19 лет. У него было заболевание, называется – гипертрофическая кардиомиопатия, которая как раз у него на вскрытии и обнаружилась. И такая высокая смертность не только у нас, даже у немцев, у которых обязательно врач кардиолог есть.

– Это ошибка врача, что раньше не поставили диагноз?

– У него был поставлен этот диагноз и врачи, конечно же, сообщали, что есть риск продолжать заниматься спортом. Но парень то этот входил в сорок кандидатов сборной станы, его даже пригласили в Америку, он слетал, а потом вдруг вернулся. Его спрашивают, а чего ты вернулся. А он говорит, что тяжело ему стало вне родины. Семья в Омске, все там и поэтому решил улететь назад. Он вообще то, в Омске жил всего несколько лет, а родом он из Барнаула. Поэтому ностальгии по Омску толком то быть не могло. Позже наши журналисты позволили в Америку и обратились к какому-то известному спортивному журналисту, он сказал, что там нужно искать гипертрофию сердца, так и оказалось. Тогда не было в регламенте КХЛ указания, что спортсменов с таким диагнозом нужно отстранять. А если бы его отстранили, то он дожил бы до 80 лет и умер бы совсем от других болезней. Люди с этой болезнью живут и даже не знают, что они больны. Но если они занимаются спортом, то им обеспечена высокая вероятность смерти. Если у человека толщина сердечной мышцы в любом месте 15 мм и более, то он болен, ему нужно запретить заниматься спортом и тогда он будет жить очень долго.

Нет худа без добра, после его смерти наша федерация хоккея издала приказ, что раз в 6 месяцев хоккеисты должны делать эхокардиограмму, на которой как раз определяют толщину сердечной мышцы. Спорт – это очень опасная и рискованная профессия.

dopng

Допинг

– Вот раньше были критерии, что считать допингом. Допинг – это вещество, которое, во-первых, наносит серьезный или смертельный вред здоровью, вот анаболики эти, от них рак, цирроз, бесплодие и после 40-50 лет эти люди умирают. Второй критерий – это резкое повышение результатов спортивных. А сейчас почему то отменили все эти критерии. Милдронат, например. Я всегда к новым лекарствам относился очень осторожно, я ждал год, а то и два какие будут мнения у врачей-практиков. И позже появилась статья, что это препарат ведет к разрушению суставных хрящей, и никакого позитивного влияния на сердечно-сосудистую систему нет. Всегда широко применялись и применяются кардиопротекторы. Ясно, что нагрузки громадные и сердцу тяжело, поэтому мы его поддерживаем медикаментозными средствами, чтобы там не возникло каких-то повреждений. Но ко всему прочему этот милдронат нарушает пространственно-временную ориентацию у человека, кроме того еще и концентрацию внимания. А все это для спортсмена чуть ли не главный фактор. И мало то, еще снижает уровень энергообразования в клетках. Это вот этот вот мельдоний, он скорее ухудшает результаты. И кардиологи грамотные они уже много-много лет не назначают этот препарат своим пациентам. К тому же, он очень долго не выводится из крови.

– Например, в сборной Норвегии по лыжам около 50% спортсменов астматики. Достаточно странная ситуация, что думаете?

– Это давным-давно известно, и только лень и низкий уровень врачей наших в сборных командах и врачей, которые отвечают за спорт высших достижений. Ну очень же просто добыть справку, что ты астматик, причем это уже лет двадцать как они это дело применяют, а наши это на вооружение не берут.

molodezhka tabarchuk

Повседневная жизнь

– Дмитрий Табарчук, ваш старший сын, известный продюсер, создатель множества комедийных ситкомов на канале ТНТ. Обращается ли он к вам за советами при создании своих телесериалов?

– Ну, в сериале «Молодежка», там в команде играют два брата, один – полевым игроком, а другой – вратарем. Я сыну подсказал, чтобы они показали все эти проблемы. И вот у них вратарь как раз заболевает этой болезнью – гипертрофической кардиомиопатией. Я им послал туда лекцию свою на это тему, и они там очень хорошо это все показали. И там игрок как раз говорит, что у меня же ничего не болит, я здоров. А врач ему и отвечает, что очень часто первым симптомом этой болезни является смерть.

– Как вы сейчас поддерживаете физическую форму?

– Я на велотренажере кручу временами, но больше гантельки, есть штанга, блины. Вообще в моем возрасте нужно просто много гулять. Я вот на занятия прихожу и стараюсь там ходить, почти не сижу.

Сейчас Александр Дмитриевич преподает на кафедре спортивной медицины в УралГУФКе и продолжает участвовать в жизни многих спортсменов.

Средний сын Александра Дмитриевича, Павел – известный спортивный фотограф, официальный фотограф ХК «Трактор», а младший – Данила – главный врач в хоккейном клубе «Адмирал» (Владивосток).

Алёна Мартынова

Фото из открытых источников

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить